Главная > Библиотека > Авторские книги > Велена. КНИГА > Глава 2. Волх (часть 1)

Глава 2. Волх (часть 1)

Кудря бежал, не разбирая дороги. Намокшие под дождем рубаха и порты впивались в тело под порывами ледяного ветра, а в голове билась одна мысль:

«Не успею! Боги! Только бы успеть!»

В первых лучах холодного осеннего солнца издали стал виден холм с дымящимися деревьями. Кудря понял все сразу: «Опоздал!!!». Он упал на колени и в бессилии ударил кулаками в землю, горькое рыдание рвануло горло:

— Опоздал! И князь с дружиной не успели..

Тяжело поднявшись с колен, парень побрел к холму, спешить было уже некуда. Подойдя к пепелищу, Кудря увидел странную картину: восемь сгоревших дубов с обугленными телами тех, кого считал он своими родственниками, учителями, спасителями.

Десять лет назад вьюжной зимней ночью сгинули его родители, не выбрались из леса. Родичи да соседи, хоть и сочувствовали малышу, да взять к себе не могли, своих ртов не прокормить. Так и скитался мальчонка от двора ко двору: там покормят, там заночует.. пока не пришли в селище двое.  Странные, с посохами, а у одного на шее ожерелье из клыков волка. Угрюмо глянули они на сельчан, старший покачал головой:

— Негоже поступаете, люди, как можно сироту не пригреть..

Ничего больше не сказал и, подхватив мальчика на руки, они ушли.  Как ни просил старшой благословить людей и жилища – не оглянулись, не смилостивились. Просто растаяли за снежными наметами, унося с собой маленького Кудрю.

Десять лет минуло с того дня. Кудря рос смышленым, покладистым. Учили его все восьмеро, что жили на склонах холма Восьми Богов. По большим праздникам собиралось много народу у святилища, от них-то и узнал мальчик, что селища, где жил он прежде, больше нет. В тот год, когда забрали его с собой волхвы, коровья смерть напала на скот, потом страшный пожар уничтожил все запасы зерна, и люди стали умирать один за другим. Никто больше не живет там, только вороны кружат над разрушенными домами, да лес подступает все ближе и ближе к околице.

Все это промелькнуло в голове Кудри за считанные мгновения, и от воспоминаний отвлек его топот коней и возгласы возмущения и гнева.

«Князь» — подумал парень, и, обернувшись, пошел навстречу к спешившимся дружинникам. Лица мужчин были искажены такой болью, что Кудря невольно сморщился и по-детски, горько, навзрыд заплакал, уткнувшись в плечо одного из подошедших. Князь замер на поляне перед холмом, глядя на все еще дымившиеся тела волхвов.

«Отомстить! Отомстить чернорясникам за дела их поганые! Говорили мне люди, что черное творят, заставляют жидовскому богу поклоняться, крестят насильно, пугают карой страшной. Но чтобы такое сотворить!!!» — думал князь Рус.

Справившись с гневом, князь подозвал Корта – старого воеводу, наставника своего еще с малолетства.

— Как думаешь, кто мог сотворить такое?!

— Знамо дело, княже, без своих не обошлось. Эти-то в клобуках давно на нашей земле рыщут аки звери голодные, а пока ты с дружиной в походе был, из Киева их понабежала тьма тьмущая, и многие прельстились наши кто золотом, а кто властью, которую те сулят.

— Узнай всё! Выведай! Должно наказать за мученическую смерть Великих.

— Добро, княже! Все сделаю!

Князь обернулся к Кудре:

— Что, сынок, пойдешь с нами? Будешь мне служить?

Задумавшись на мгновение, утирая слезы, парень ответил твердо:

— Благодарствуй, княже, на добром слове, а только мне нельзя святилище покидать. Вскоре Марена явится и, коли не найдет подношений да славы, беда будет. Раз Великих нет, мне положено за них послужить.

— Да как же! Ты же премудрости не ведаешь!

— Ведаю, князь! Всему меня обучили, а что я сам подглядел.

— Так тому и быть. А я рысников кликну, может в других местах кто из волхвов остался, пришлю в помощь тебе.

— Благодарствую, княже. А теперь нужно мне обрядиво да тризну справить по ушедшим в Ирий светлый. Карну да Желю призвать надо, чтоб оплакали и омыли Великих перед переходом.

Князь склонил голову перед мальчиком и произнес, словно через силу:

— Восприми имя древнейшего из говорящих. Отныне ты Волх – старший над Древними.

Взлетев на коня, Рус с удивлением еще раз посмотрел на мальчика и подумал:

«Да пребудет с тобой сила Богов наших и память рода нашего, сынок», и тут же громко крикнул:

— Айда в посад!

Громко заржали кони, и дружина метнулась через лес к посаду.

Еще раз осмотревшись, Кудря, а теперь Волх, побрел в потайную пещерку, обмылся и переоделся в сухое, и вышел, словно другой. Взгляд стал жестким, руки, словно каменные пряжи, а сердце пылало ярым огнем скорби и ненависти.

Пот заливал лицо и смешивался со слезами, что текли из глаз Волха. Злые слёзы. Сотворив заклинание, он собрал краду на вершине холма. Восемь лучей крады были обращены к склонам холма. Сняв цепи с тел, разложил он по местам каждого, над каждым прочел заклятие прощания, на каждого надел погребальное ожерелье. Взглянув на затянутое тучами небо, Волх произнес призыв огня, и крада запылала с ярой силой. Волх пел погребальную песню. Боль изливалась из груди его толчками, словно душа его рыдала над уходящими. Вот уже прозвучал призыв Мары, и крада изменилась — приподнялась над землею и сложилась в пылающую ладью. Юноше показалось, что Чигирь поднял руку, словно прощаясь.

— Идите навстречу! – что было сил прокричал Волх, и ладья, скользнув по склону холма, оказалась в тёмных водах Конопёлки, проплыла несколько саженей и, вдруг, птицей взметнулась в небо. Тучи расступились, и небо приняло уходящих.

Тяжело вздохнув, Волх пошёл к потайной пещере.

«Здесь оставаться больше нельзя» — думал он, «надо упредить князя, и в путь».

Куда он пойдет, парень еще не знал, но что-то звало его в дорогу.

«Нужно отдохнуть и собраться, а потом ветер укажет путь» — думал Волх.

Он лёг на узенькой лавке в пещере, накрылся куском ветоши и тут же провалился в сон. Но и сон был как явь. Снился ему Чигирь – тот, прежний, живой. Улыбаясь одними глазами, он положил узловатую руку на плечо парня и заговорил:

— Не тужи, сынок. Наше время пришло, а тебя мы всему обучили, а чего не додали – само придет. Теперь же нужно тебе идти к Понорам, туда, где Понерёдка, река подземная, во Мсту впадает. Там ждать тебя будут. Вот тебе путеводничек, — с этими словами Чигирь вложил в руку Волху острый осколок камня белого цвета, — Береги его, как и мудрость Богов. Без него Боги не вернутся на землю нашу. А теперь прощай. Да не медли, ступай и слушай сердце свое, оно тебе – главный советчик. А встретишь кого с таким же камушком – бери с собой, не раздумывая.

Чигирь растворился в белёсом тумане.

Крада

< Глава 1Глава 2 ч.2 >